Что делать России в случае нападения США на Иран

Мир вступает в новый 2012 год в очень тревожной обстановке. Нынешняя мировая система напоминает бурлящий котел, который вот-вот взорвется. Нарастание международной напряженности идет по многим азимутам. Это и продолжающаяся война в Ливии, и непрекращающиеся бунты в Египте, и обострение американо-пакистанских отношений и столкновения в Косово. Но главной точкой напряженности является ось Иран-Сирия. Причем атмосфера вокруг этих двух стран накаляется с каждым днем. В Сирии уже почти официально проводится антиправительственная повстанческая операция с опорой на члена НАТО Турцию, куда направляются боевики из многих стран, в том числе из Ливии, где они приобрели опыт подобных действий. В Иране происходят странные взрывы, очень похожие на диверсии, теракты против видных военачальников и ученых, ведется разведка при помощи беспилотных самолетов, провоцируются сепаратистские настроения в северной части страны.

Перечисленные конфликтные зоны связаны одной нитью –политикой США и их союзников по НАТО. Ведь именно вовлеченность Запада спровоцировала все эти конфликты и поддерживает их во взрывоопасном состоянии. Причем, количество, конфликтных зон столь велико, что любое новое обострение ситуации может привести к переходу количества в качество – перерастанию отдельных очагов напряженности в крупномасштабную войну. Примечательно, что на эту тему стали уже всерьез задумываться в российском Генштабе. Думается, что неспроста начальник Генштаба Николай Макаров в ходе выступления в Общественной палате 17 ноября заявил, что локальные конфликты у российских границ могут перерасти в крупномасштабную войну с применением ядерного оружия. Такие серьезные заявления не делаются спонтанно. А если иногда это происходит по недоразумению, то тут же опровергается вышестоящей инстанцией. В данном случае никакого опровержения не последовало. А значит это заявление отражает официальную позицию России. Поэтому можно предположить, что ситуация, складывающаяся на южных рубежах СНГ, рассматривается российским руководством как угрожающая.

И эта озабоченность имеет под собой серьезные основания. Умирающая американская империя в предсмертных судорогах может сделать безрассудный шаг – совершить военное нападение на Иран. Сделать его – в надежде переломить ситуацию, одним махом изменить мировой баланс сил, закрепить стратегические позиции, которые позволили бы ей доминировать в мире еще пару десятков лет. То есть – поступить как Гитлер в июне 1941 года, когда Германия завязла в долгой и бесперспективной войне с Англией. И фюрер пошел ва-банк, нанеся удар по СССР. Если бы его авантюра удалась и истерзанная внутренними противоречиями советская империя рухнула, то мировой баланс сил изменился бы не в пользу англо-саксонских держав. Тогда их поражение во второй мировой войне было бы предопределено. Но Гитлер не смог сорвать банк и проиграл. Разница однако в том, что в те времена на планете еще не было ядерного оружия. А сейчас, не желающие проигрывать американцы вполне могут пойти на его применение, тем более, что такой опыт у них уже есть.

Между тем, Иран – ключевая страна, препятствующая реализации американской доктрины «Большого Ближнего Востока», выдвинутой еще президентом США Джорджем Бушем-младшим. Агрессия НАТО против Ливии и подготовка такой агрессии против Сирии свидетельствуют о том, что президент США Обама вовсе не прекращал реализовывать эту доктрину. Просто методы несколько изменились. На место прямого военного вторжения пришла т.н. «гуманитарная интервенция», опирающаяся на внутренний вооруженный мятеж в государствах-объектах нападения.

Напомню, что официально доктрина «Большого Ближнего Востока» провозглашает демократизацию стран данного региона при содействие Запада. Но на самом деле она направлена на установление в этих странах марионеточных режимов подконтрольных США. А это в свою очередь позволит американцам обеспечить у почти что тотальный контроль над мировыми запасами углеводородного сырья и путями их транспортировки. В итоге США и их союзники получат не только экономические, но и огромные военно-стратегические выгоды. В современном мире машин тот, кто контролирует нефтегазовые ресурсы, контролирует не только мировую экономику, но и мировую политику. Достаточно сказать, что в случае реализации американского плана, Китай станет почти полностью зависим от доброй воли США. Да и не только Китай, а большинство других государств. В этом случае, единственным независимым поставщиком углеводородов останется только Россия. Поэтому именно против нее будет направлено острие следующего удара Запада.

Таким образом, давление Запада на Иран связано не с его ядерной программой, а с намерением нейтрализовать это государство как геополитическую величину, препятствующую установлению доминирования США и их союзников в районе Персидского залива и Центральной Азии. Поэтому российская дипломатия совершила грубую ошибку, дав себя втянуть в совершенно контрпродуктивную для нас политику по сдерживанию ядерных амбиций Ирана, что якобы, делалось в интересах сохранения режима нераспространения ядерного оружия. Между тем, уже очевидно, что цели Запада применительно к Ирану состоят вовсе не в поддержании режима нераспространения. Пока МАГАТЭ занималось Ираном, ядерными государствами спокойно стали Пакистан и Индия. Израиль укрепил свой ядерный потенциал. И даже Япония, как показала авария на Фукусиме, скрыто занималась разработками в области ядерного оружия. И это при том, что Япония до сих пор находится под зорким оком США. Но эти события Вашингтон и их союзников не очень то волновали, а в некоторых случаях они даже поощряли эту противоправную деятельность.

Сейчас в Кремле, похоже, начало зарождаться понимание того, что доктрина «Большого Ближнего Востока» направлена в конечном итоге против ключевых интересов России. Отсюда – более вменяемая позиция Москвы в вопросе о Сирии, чем это было в случае с Ливией. Россия противится принятию антисирийских резолюций в ООН, продолжает поставки Дамаску оружия, включая суперсовременные противокорабельные крылатые ракеты «Яхонт». Недавно к берегам Сирии был направлен отряд кораблей Северного флота во главе с тяжелым авианесущим крейсером «Адмирал Кузнецов». Пока эти меры помогают обеспечивать внешнюю безопасность Сирии. Но они, вряд ли, смогут остановить там внутреннюю дестабилизацию, подпитываемую поставками оружия и засылкой боевиков из Турции и других соседних государств. Ведь, американцам даже нет необходимости ждать того момента, когда полностью падет режим Асада. Им достаточно ввергнуть Сирию в гражданскую войну, чтобы эта страна уже была не в состоянии оказать Ирану какую-либо реальную помощь. И, похоже, Сирия уже стоит на грани такой гражданской войны. Поэтому момент, когда США будут готовы атаковать Иран, стремительно приближается.

При этом следует понимать, что удар США или Израиля по ядерным объектам Ирана будет лишь прелюдией к большой войне. Ведь сам по себе такой ограниченный удар был бы для США не только бесполезен, но и вреден. Во-первых, такой удар не сможет лишить Иран его ядерных производств. Иранские ядерные объекты рассредоточены, многие из них не известны и спрятаны глубоко под землей или в толще гор. С другой стороны, такой удар послужит для Тегерана законным основанием для выхода из Договора о нераспространении ядерного оружия, разрыва отношений с МАГАТЭ и продолжения уже без всяких ограничений своей ядерной программы в военной области. Во-вторых, Иран безусловно отомстит, нанеся удар по американским войскам в Персидском заливе, Ираке и Афганистане. Он так же может начать поставлять оружие афганским талибам и заслать в Афганистан свои диверсионные группы для уничтожения американцев. В-третьих, Иран скорее всего нанесет удар по ядерному центру в Израиле, сославшись на то, что именно Израиль подвиг США на удар по иранским ядерным объектам. В-четвертых, Иран наверняка перекроет Ормузский пролив при помощи минных заграждений. А это перекроет доступ на мировые рынки нефти Персидского залива, что сразу же вызовет резкий скачек нефтяных цен. В итоге обострятся кризисные тенденции в западной экономике, которая уже сейчас балансирует на грани серьезной депрессии. То есть получается, что ограниченный удар по Ирану ничего для Запада не решит, зато ущерб нанесет огромный. И кто в здравом уме пойдет на такой шаг?

Поэтому, нанеся первый удар по ядерным объектам Ирана, США будут вести дело к эскалации конфликта с тем, чтобы полностью разгромить Иран и взять его территорию под свой контроль. А Тегеран просто не сможет не ответить на американское нападение как по внутриполитическим причинам, так и по соображениям международного престижа. При таком сценарии американцы отреагируют на иранские акции возмездия расширением бомбардировок иранской территории и наращиванием своих наземных сил в Ираке для подготовки к наземной наступательной операции. При этом они будут иметь благовидный предлог, чтобы обосновать эту войну в глазах западного общественного мнения. Мол, Иран сам пошел на эскалацию военных действий.

В тоже время приготовления США к наземной операции скрыть не удастся, ибо им придется существенно нарастить свою группировку на границах с Ираном. Имеющихся там сейчас сил для такой операции явно не достаточно. И вот в этот момент, когда намерения американцев будут уже очевидны, перед Москвой встанет вопрос о принятии судьбоносного решения о том, как нам действовать в этой ситуации. Теоретически, конечно, Москва может просто ограничиться осуждением американской агрессии, как это бывало ранее в подобных случаях. Это однако, будет означать полную стратегическую капитуляцию перед Западом с четкой перспективой исчезновения нашей страны с карты мира. Ибо разгром Ирана приведет не только к воплощению в жизнь американского плана «Большого Ближнего Востока», но и к реализации их давней цели по геополитическому окружению России.

Я сейчас не возьмусь рассуждать о том, насколько успешно и как долго Иран сможет сопротивляться агрессии США и их союзников. Для правильного прогноза в этой области необходимо учитывать огромное количество факторов, которые не по силам обработать не то что одному человеку, но и, возможно, целому институту. Особенно, если учесть, что некоторые из этих факторов мало кому известны, так как являются секретной информацией. Но ясно одно, поражение Ирана в такой войне неизбежно. Слишком несопоставимы потенциалы сторон. Поэтому при таком развитии событий следует исходить из того, что, в случае нашего невмешательства, Иран будет разгромлен и американские войска выйдут на южный берег Каспия. А это стало бы для нас началом геополитической катастрофы. После этого экономическое и военно-политическое удушение России будет лишь вопросом времени.

Давайте представим, что Иран оказывается под контролем США, также как сейчас Ирак. Режимы в Туркмении и Узбекистане сразу же переориентируются на Вашингтон. Азербайджан вступит в НАТО вместе с Грузией. На Каспии появляется американский флот. Армения оказывается отрезанной от России. В этих условиях Еревану не остается ничего другого как выйти из ОДКБ, сдать Нагорный Карабах и тоже присоединиться к НАТО. Запад создает энергетический коридор из Центральной Азии в Турцию и далее в Европу. Последняя уже не нуждается в российских энергетических ресурсах. Их закупки резко падают, цены на российский газ и нефть сильно снижаются. Российская экономика, лишенная нефтегазовых доходов начинает буксовать, поддерживать военный бюджет на адекватном уровне уже невозможно. Ядерный потенциал России постепенно устаревает. Между тем, Россию со всех сторон окружают американские системы ПРО, а затем и ракеты первого удара. И лет через двадцать Москва получает стратегический мат без всякой ядерной войны. Ей не остается ничего более как капитулировать и распустить Российскую Федерацию. Вот такой печальный сценарий вырисовывается перед нами, если мы не предпримем адекватных ответных мер на американское вторжение в Иран.

Наиболее желательной целью было бы, конечно, вообще предотвратить такое вторжение. И пожалуй единственным вариантом здесь мог бы стать совместный российско-китайский демарш. Москва и Пекин могли бы сделать совместное заявление о том, что в случае нападения США на Иран, Россия и Китай окажут ему военную помощь, как это было в ходе войны в Корее. Ведь Пекин также кровно заинтересован в том, чтобы не допустить установления западного контроля над энергоресурсами Среднего Востока и Центральной Азии. Но вот согласится ли Китай на совместные военные действия против Запада в нынешних условиях, когда их взаимная торговля процветает? Китай вообще неохотно участвует в военных действиях за рубежом, особенно вдали от своих границ. Поэтому можно предположить, что Пекин от этого сценария откажется, хотя попытаться договориться с китайцами безусловно стоит. И в предварительном плане это нужно делать уже сейчас.

Ну, а в одиночку для России делать подобное заявление имело бы смысл только в том, случае, если бы мы были готовы ради Ирана начать ядерную войну с НАТО. Но сейчас в России никто к этому не готов – ни власть, ни общество. Иран не является нашим военным союзником или даже близким нам государством, как например, Белоруссия или Армения. Поэтому Запад не поверит в такую угрозу. А следовательно остановить американский удар по Ирану такая угроза не сможет. (Вот в посылку китайских пехотинцев и русских летчиков, как это было во время корейской войны, Запад точно поверит).

В то же время даже без поддержки Пекина мы могли бы оказать Ирану военно-техническую помощь – послать военных советников, системы ПВО и другую военную технику. Причем, было бы лучше если бы это было сделано еще до нападения на Иран, а не в суматохе начавшихся боев. Так что, решение президента Медведева запретить поставки С-300 Тегерану представляется сейчас большой ошибкой. Впрочем, ее еще не поздно исправить. Тем более, США недавно заявили, что не намерены прислушиваться к российским возражениям по поводу ЕвроПРО. Так почему же мы должны прислушиваться к их возражениям по поводу поставок С-300 в Иран?

И все же сама по себе военно-техническая помощь не сможет стать 100% гарантией на успех. Опыт гражданской войны в Испании показывает, что посылка военной техники, советников и даже летчиков могут быть не достаточными, когда на противоположной стороне сражаются регулярные войска развитых государств. И вот на этот случай у Москвы должен быть запасной план. И суть этого плана – довольно проста: ввод российских войск в Азербайджан и Нагорный Карабах для прикрытия южных рубежей Содружества.

Осуществление этого плана в значительной степени обесценило бы американскую победу над Ираном. Создание Западом стратегического коридора из Центрально Азии в Европу было бы блокировано. Зато Грузия с ее прозападным режимом оказалась бы в Закавказье в изоляции. А Армения из изоляции вышла бы, так как наличие единой оборонительной системы потребовало бы открытия армяно-азербайджанской границы. Переориентация Узбекистана и Туркмении на США не стало бы в этих условиях большой потерей для России, зато здорово обострило бы американо-китайские отношения. Пекину пришлось бы начать активную поддержку повстанческих сил в обширном районе, включающим Афганистан, Пакистан, Иран и Ирак. А США пришлось бы держать в этом районе крупные силы и участвовать в изнурительной партизанской войне. При этом цены на нефть не только не упали бы, но продолжали бы держаться на высоком уровне, так как прокладка трубопроводов через районы активной партизанской войны – дело затратное и не надежное. Одним словом, экономического удушения России не получилось бы. Скорее наоборот, подорванной оказалась бы западная экономика.

Армении, как союзнице России в Закавказье, придется сыграть в реализации этого запасного плана ключевую роль. Уже в самом начале военных действий США против Ирана России следует перебросить в Армению две-три общевойсковые бригады, дополнительные силы авиации, а также тактическое ядерное оружие, если оно сейчас там отсутствует. А Армении придется провести частичную мобилизацию резервистов. Эти войска должны быть в полной готовности прикрыть границу с Ираном, в том числе на территории Нагорного Карабаха. Дополнительные силы потребуются не только для того, чтобы предотвратить продвижение американцев на север, на территорию НКР, о чем у них могут быть секретные договоренности с Баку. Эти силы будут также противостоять Турции, если Анкара вдруг вознамерится воспрепятствовать российско-армянским действиям в Закавказье.

В первые же часы нападения США на Иран Москва должна потребовать от Баку в соответствии со Статьей 12 Устава СНГ дать согласие на ввод в Азербайджан российских войск в интересах обеспечения безопасности южных границ Содружества. Правда, вызывает сомнение, что «многовекторный» режим Алиева сразу же согласится на российское предложение. Скорее всего, Баку его прямо не отвергнет, но начнет юлить и тянуть время в расчете на то, что американцы быстро выйдут на северную границу Ирана. Ведь США наверняка пообещают (если уже не пообещали) Азербайджану золотые горы – и новые энергетические проекты на Каспии, и возвращение Нагорного Карабаха и даже присоединение к Азербайджану части территории северного Ирана. Правда, выгодополучателями от всего этого будут уже другие азербайджанские лидеры, а не клан Алиева. У американцев не будет ровным счетом никакого резона поддерживать скомпрометировавший себя режим и связывать с ним свои долгосрочные интересы в новой сфере своего влияния. Американцы просто поменяют режим в Азербайджане на более прозападный и установят такие правила экспорта нефти и газа, которые максимально выгодны западным нефтяным компаниям. Но тогда уже никто и пикнуть не посмеет.

Тем не менее, руководство Азербайджана может оказаться в плену иллюзий, навеянных США, и занять неконструктивную позицию по вопросу ввода российских войск в Азербайджан. Времени развеивать эти иллюзии у Москвы просто не будет, поэтому надо быть готовым к решительным действиям. Если в течение суток интенсивных консультаций станет понятно, что азербайджанская сторона тянет время, России придется действовать по сценарию июня 1940 г. в отношении стран Прибалтики. Тогда, как известно, СССР предъявил ультиматумы Литве, Латвии и Эстонии. Смысл этих ультиматумов сводился к двум требованиям: во-первых, привести к власти дружественные СССР правительства; во-вторых, допустить на территорию этих стран дополнительные контингенты советских войск. На размышление давалось менее суток. Одновременно на границе трех стран были сконцентрированы крупные группировки войск. Если бы эти ультиматумы приняты не были, то советские войска все равно бы вошли в Прибалтику. Но осуществлялось бы это уже не в форме мирного продвижения, а в виде боевой операции со всеми вытекающими оттуда последствиями.

Думается, что Азербайджану тоже придется принять российский ультиматум. Ведь сопротивление российским войскам не сможет быть эффективным, тем более если учесть, что их ввод на азербайджанскую территорию будет происходить как минимум с трех направлений – из Армении и НКР, из Дагестана и в виде морских десантов. С другой стороны, в случае отклонения ультиматума, России придется признать, что Азербайджан – недружественное государство и считаться с его интересами вовсе не обязательно. А это, прежде всего, отразится на положении нынешних руководителей Азербайджана, которое себя полностью дискредитируют. Понятно, что оставаться после этого во главе Азербайджана они уже не смогут. Во-вторых, при таком развитии событий России придется пересмотреть свою позицию по Нагорно-Карабахскому вопросу и признать независимость НКР. В-третьих, поскольку армянская сторона примет участие в осуществлении операции по прикрытию иранской границы, то Ереван должен будет получить за это некоторые бонусы. И помимо признания НКР, таким бонусом могло бы стать создание специальных трибуналов над участниками и организаторами армянских погромов 1988-1992 гг. на территории Азербайджанской ССР. Естественно, все беженцы из Азербайджана или их потомки получат надлежащую компенсацию от азербайджанского государства за утраченное имущество или право на возвращение этого имущества, если они того пожелают. В-четвертых, России придется учесть пожелания национальных меньшинств Азербайджана по обеспечению их законных прав и интересов. С этой целью в Азербайджане могут быть созданы территориальные автономии для лезгин и талышей. И это – только часть мер, которые применимы к Азербайджану, в случае его отказа принять российский ультиматум.

Поэтому можно предположить, что Ильхам Алиев, как не глупый человек, взвесит все за и против и примет правильное решение. Тем более, что какой-то внешней помощи ему ждать не от кого. Американцы будут плотно увязаны в иранской войне и каких то серьезных сил для оказания помощи Азербайджану послать не смогут. Но даже если они смогут выкроить какой то небольшой контингент, то это послужит поводом для вторжения в Азербайджан иранской армии. В итоге произойдет нечто вроде раздела Польши в 1939 году. Американский контингент в Азербайджане будет уничтожен иранскими руками, а Россия беспрепятственно введет войска в северную часть страны. Между тем, вторжение иранцев стало бы настоящим кошмаром для режима Алиева, да и всего чиновничьего класса нынешнего Азербайджана. По той простой причине, что оно будет сопровождаться восстанием подпольных исламистских групп в Баку и других городах. Ну, а насколько беспощадно действуют исламисты в таких случаях, думаю, никому объяснять не надо. Пример Ливии очень красноречив.

Вмешательства Турции на стороне Азербайджана также не последует. Анкара до сих пор признает Московский договор 1921 г., который относит Азербайджан к российской сфере влияния. К тому же, российские войска в Армении, имеющие ядерное оружие, послужат мощным сдерживающим фактором. Единственная претензия, которая может быть выдвинута Турцией, касается контроля над Нахичеванью. Анкара может заявить, что в связи со временной утратой Азербайджаном суверенитета, она намерена ввести в Нахичевань свои войска. (Расширенная интерпретация Московского договора позволяет это сделать). Подобный прецедент, кстати, уже имел место в августе 2008 года во время отражения Россией грузинской агрессии в Южной Осетии. Тогда турки посчитали, что Россия намеревается оккупировать Грузию и, сославшись на Московский договор, заявили свои претензии на Аджарию. Принятие турецкого предложения значительно укрепило бы дипломатическую позицию Москвы в тогдашнем противостоянии с Западом, поскольку Турция разделила бы с Россией ответственность за оккупацию Грузии. Но президент Медведев наступать на Тбилиси не решился, испугавшись окриков из западных столиц, и вопрос утратил актуальность. Однако сейчас, в случае нападения США на Иран, России отступать уже некуда. Придется идти до конца. Поэтому турецкое предложение о вводе их войск в Нахичевань, можно было бы принять. Это удовлетворило бы аппетиты Анкары и лишило бы ее стимулов противодействовать российско-армянским действиям по прикрытию иранской границы.

Взято отсюда

Posted in Разное

Tags: , , ,